2015-11-30

Отчетность по МСФО нужна прежде всего руководителям и собственникам бизнеса, а не инвесторам и регуляторам

И. А. Козырев,
начальник департамента международной
отчетности ПАО «ЛУКОЙЛ»,
председатель правления Фонда НСФО


Статья предоставлена редакцией журнала «Корпоративная финансовая отчетность. Международные стандарты» в рамках совместного проекта «Методология МСФО для компаний и экспертов» Издательского дома «Методология» и Финансовой академией «Актив» для экспертов в области МСФО.

Вся методология МСФО, комментарии экспертов, практические разработки, отраслевые рекомендации доступны при годовой и полугодовой подписке на журнал.

Ознакомительный номер, скидки и бонусы для посетителей сайта finacademy.net здесь


О ценности отчетности по МСФО в условиях нестабильности, о результатах внедрения МСФО в России, трендах и роли профессионального сообщества в разработке стандартов.

Игорь Александрович, как, на Ваш взгляд, политические и экономические события последнего времени повлияли на процесс принятия и развития МСФО в России?

На мой взгляд, не сильно. Принятие МСФО обусловлено федеральным законом, а закон надо выполнять. Начиная с 2016 года все компании, которые попадают в сферу применения закона (Федеральный закон № 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчетности». — Прим. ред.), обязаны составлять отчетность по МСФО. При этом крупные компании (в том числе нефтяные, добывающие), которые ранее составляли отчетность по национальным стандартам США (US GAAP), переходят на интернациональные МСФО, что само по себе, наверное, неплохо.

Во время кризиса предъявляются повышенные требования к информации в финансовой отчетности. Поменялась ли ценность отчетности по МСФО для пользователей?

Во время кризиса ценность любой своевременной и достоверной информации неизмеримо возрастает, поскольку в условиях, как сейчас принято говорить, «турбулентности», решения нужно принимать практически мгновенно. Конечно, при этом используются любые доступные источники, но все-таки основную и наиболее достоверную информацию о компании и внутренние, и внешние пользователи получают именно из отчетности. Поэтому вопрос сроков ее подготовки выходит сегодня на первый план. Пользователи заинтересованы, чтобы отчетность была представлена как можно раньше, так как повышенное внимание уделяется информации о рисках, обесценении активов, создании резервов и тому подобных вещах. Другой вопрос: а все ли пользователи готовы эту информацию понимать?

Так вот, для подготовленных пользователей ценность качественной финансовой информации как была, так и остается высокой. Более того, она возрастает, так как МСФО развиваются, разработчики стандартов отслеживают процессы, происходящие в экономике, и реагируют на них. Поэтому, при всей критике МСФО, они всё более объективно показывают детальную картину бизнеса. Российские стандарты отчетности приближаются к МСФО, однако некоторые вещи в нашей национальной отчетности все еще не отображены или отображены иначе.

Что касается таких пользователей, как регуляторы, — важность достоверной и своевременной информации для них более чем очевидна. Взять хотя бы, например, чистку банковского сектора. Уже более десяти лет российские банки составляют отчетность по МСФО, и если бы это были другие стандарты, то не все проблемы этого сектора можно было бы увидеть и, соответственно, принять меры.

Поэтому могу еще раз подтвердить: ценность отчетности по МСФО в условиях экономической нестабильности не только не снизилась, а даже повысилась. Но при одной оговорке: для подготовленного пользователя.

Как Вы полагаете, оправдались ли в целом ожидания бизнеса от внедрения МСФО в России?

Ожидания были разные. Все зависит от целей и потребностей.

Есть такие понятия: осознанная и неосознанная необходимость. Так вот, подготовленный и просвещенный бизнес, который стремился внедрить у себя МСФО не только потому, что это требовалось законодательством, а и потому, что он хотел получить достоверную экономическую информацию для себя и представить ее миру, извлек максимальную выгоду из внедрения МСФО. Интересно, что даже те компании, которые делали отчетность формально, то есть не осознавали, да и сейчас не всегда осознают ее важность для собственных нужд, тоже получили определенную выгоду: ну хотя бы в части репутации (что, в свою очередь, напрямую связано, например, со стоимостью заимствований).

Вообще, учет и отчетность — это, как известно, язык экономики, а информация — ее хлеб. В отсутствие достоверной и своевременной информации невозможно вообще принимать какие-либо осознанные решения. Но для тех, кто не владеет этим языком, такая информация становится бесполезной, бессмысленной. Поэтому еще раз повторю: достоверная отчетность в первую очередь нужна руководителям и собственникам бизнеса и МСФО в этом смысле — наиболее приспособленные к этой задаче стандарты.

Например, взять хотя бы тест на обесценение (impairment test), который дает представление о том, какова реальная стоимость активов. Такие сигналы бизнесу особенно важны в кризис. Нужно только понимать эти сигналы.

А на каком уровне должна выполняться подготовка и просвещение бизнеса по вопросам применения МСФО? На уровне финансовых департаментов или выше?

Когда в Америке в 2000-х годах произошло несколько крупных финансовых скандалов, связанных с фальсификацией отчетности, там приняли закон Сарбейнса — Оксли (Sarbanes-Oxley Act (SOX) является обязательным для применения всеми компаниями, ценные бумаги которых котируются на американской бирже. — Прим. ред.).

В нем сказано, что одна из проблем заключается в том, что пользователи отчетности финансово не всегда достаточно образованны, и сформулировано требование о том, чтобы по крайней мере члены советов директоров были финансово образованными, имели представления об учете и умели понимать и анализировать отчетность. У нас такого требования пока нет, но те компании, которые понимают риски, связанные с финансовой отчетностью, и ответственность за решения, которые принимаются на ее основе, следуют этой практике.

Вообще я глубоко убежден и говорил об этом не раз: одна из основных причин финансовых кризисов не только и не столько в слабости тех или иных стандартов отчетности (о чем постоянно говорили в последние годы), а в поголовной неподготовленности пользователей, и в первую очередь инвестиционного сообщества и регуляторов. У них нет времени, а часто и желания освоить все тонкости языка экономики. И это реальная проблема. Разрыв между усложняющимся и растущим объемом информации и пониманием этой информации, на мой взгляд, не сокращается, а увеличивается.

Поэтому задача просвещения пользователей сейчас так же актуальна, как двадцать и десять лет назад. Меняется жизнь, экономические процессы усложняются, — соответственно, меняются и стандарты отчетности. А времени на понимание всего этого все меньше и меньше. Поэтому и составители отчетности, и пользователи должны непрерывно учиться.

Какие трудности, на Ваш взгляд, существуют сейчас у российских компаний при подготовке отчетности по МСФО? Как они могут быть устранены?

Для решения любой задачи необходимы ресурсы и политическая воля. А что такое ресурсы при решении задачи перехода на МСФО? Это правильные люди (специалисты или подрядные организации), которые способны подготавливать отчетность по МСФО, хороший аудитор, который способен эту отчетность проверить (желательно по Международным стандартам аудита, МСА), и наличие соответствующих финансовых ресурсов, чтобы все это оплатить.

Что касается специалистов, которые владеют МСФО, то сейчас на рынке их достаточно и с каждым годом становится больше. Это раньше они были на вес золота, а сегодня такой проблемы, на мой взгляд, нет. С аудиторами та же ситуация. Поэтому не вижу больших трудностей для внедрения с точки зрения ресурсов, все есть.

Что же касается политической воли, то необходим осознанный посыл со стороны менеджмента относиться к отчетности не как к расходной части, а как к инвестициям в управляемость компании, ее прозрачность и в конечном счете — ее капитализацию.

Следует четко понимать, что это нужно в первую очередь для себя, а не для регуляторов и инвесторов. Чтобы ты сам понимал, что происходит внутри. Когда имеешь полную картину, возникает совсем другое понимание бизнеса. Кстати, и инвесторы ценят такие компании не только потому, что, получая отчетность по МСФО, сами начинают что-то понимать, но и потому, что надеются, что менеджмент компании понимает свой бизнес так же, как и инвестор.

Какие области в стандартах МСФО, по Вашему мнению, требуют первоочередного внимания Совета по МСФО в ближайшей перспективе?

Повестка дня Совета по МСФО говорит о том, что сейчас много внимания уделяется довольно узким вопросам. С моей точки зрения, разработчики стандартов зачастую занимаются задачами, которые носят очень специфический характер. Ушли в детали. На это тратится много времени. А вот, например, отраслевые стандарты, в том числе для добывающих отраслей, отложены в сторону.

Большинство в Совете МСФО — это представители западных стран. Для них интересны финансовые инструменты, страхование, лизинг и т. п., так как эти рынки развиты. Заниматься вопросами добывающих отраслей для них неактуально. А для сырьевых и развивающихся стран (в том числе России) это очень важно.

Также крайне необходимы усилия по упрощению отчетности. Остро стоит вопрос презентации отчетности. Мы уже говорили, что объем раскрытий растет, а времени даже на прочтение, не говоря уже об анализе, становится все меньше и меньше.

Как ни странно, одна из первоочередных организационных задач, стоящих сейчас перед Советом по МСФО, — это привлечение инвестиционного сообщества к участию в разработке стандартов. Часто говорят о том, что МСФО — это отчетность, которая прежде всего направлена на интересы инвесторов, и это правда. Но примечателен тот факт, что инвестиционное сообщество довольно слабо участвует в разработке и экспертизе стандартов отчетности. А ведь эти люди формируют рынок, дают рекомендации покупать или продавать акции, составляют анализы и прогнозы. Об опасности недостаточной просвещенности этих людей в вопросах учета и отчетности мы также уже говорили.

В последнее время возрастает интерес к интегрированной отчетности компаний. Как Вы относитесь к идее подготовки такой отчетности?

Интегрированная отчетность представляет собой описание всего бизнеса, это взаимоувязанная информация об управлении капиталом компании (финансовым, интеллектуальным, трудовым и т. д.), в том числе — описание связанных с ними рисков. С точки зрения описания

и, следовательно, понимания бизнеса это очень разумный и логичный путь развития отчетности.

Взять, например, компанию «Майкрософт»: капитализация — более 300 млрд долларов (По данным www.rbc.ru/finances/15/12/2014/548f36f52ae596647e845f15. — Прим. ред.), а чистые активы в ее отчетности — порядка 90 млрд долларов (www.microsoft.com/investor/reports/ar14/index.html#balance-sheet). Что отражает такая отчетность? Фигурально выражаясь, активы этой компании утром приходят на работу, а вечером уходят. И основной риск в данном случае — в эффективности управления не столько финансами или железом, сколько интеллектуальным ресурсом. В сегодняшней финансовой отчетности мы этого, скорее всего, не увидим, а в интегрированной — должны.

Но сразу возникают вопросы: как все это оценивать, как отражать в отчетности, какие стандарты прописывать и кто (и как) будет аудировать такую отчетность? Каким должен быть специалист, который скажет, что, с его точки зрения, компания правильно управляет интеллектуальным капиталом, что у нее есть соответствующие финансовые ресурсы, правильная программа, стратегия и т. д.

Вопросов много. Но я абсолютно поддерживаю идею. Более того, Совет по МСФО входит в состав Международного комитета по интегрированной отчетности. Это замечательная и нужная вещь, но все-таки, с моей точки зрения, ее реализация — дело долгосрочной перспективы.

Внес ли экономический кризис коррективы в деятельность Фонда НСФО?

В целом кризис и санкции на нас не повлияли. Единственное, что страдает — это финансовая база, так как она зависит от благополучия наших спонсоров. Поэтому мы более тщательно устанавливаем приоритеты и выбираем проекты, на которые получаем финансирование.

Но есть работы, которые мы обязаны выполнять неукоснительно в соответствии с заключенными договорами. Это перевод и экспертиза стандартов МСФО, перевод МСА.

Фонд работает. Но при этом, к сожалению, сейчас мы проводим меньше мероприятий по популяризации МСФО, меньше занимаемся дополнительными работами, которые требуют участия в международных организациях, — эти задачи сейчас отложены на будущее. Надеемся и даже уверены, что ситуация изменится к лучшему.

Какие задачи стоят перед Фондом НСФО на ближайшие один-два года?

В этом году мы должны закончить перевод основного текста международных стандартов аудита (МСА) и издать IFRS Blue Book (Сборник стандартов МСФО (IFRS, IAS, IFRIC, SIC), выпущенных Советом по МСФО. — Прим. ред.) на русском языке. Дальше будет выполняться работа по мониторингу изменений, переводу их на русский язык и экспертной оценке. Это будет значительно легче и в части трудоемкости, и в части сроков.

Стратегической задачей Фонда НСФО было и остается представление интересов российского экспертного сообщества в международных организациях. Центр принятия решений переходит в Лондон. Мы должны быть там представлены и должны плотно работать. К сожалению, представительство России очень слабое. По сравнению, например, с Китаем, вообще никакое. От Китая во всех ключевых органах представлено по два-три человека. От нас — практически я один. Этого явно недостаточно для того, чтобы на что-то влиять.

А почему Россия так скромно представлена в Совете по МСФО?

Это связано с финансовым участием страны в этих организациях?

Нет, дело не только в финансировании. Участие России в Комитете по МСФО финансируется из бюджета страны, и это не очень большая сумма. Само участие российских специалистов в подкомитетах и иных органах лондонского Комитета связано с отвлечением их от основной работы и оплатой командировок, что также не всегда приветствуется в компаниях.

Однако, на мой взгляд, все же одна из основных причин — это то, что у значительной части российского бухгалтерского сообщества выработался довольно пассивный стиль поведения, который заключается в том, что где-то наверху есть умные (или не очень) люди, которые делают стандарты, а мы стараемся их соблюдать. При этом, когда мы начинаем их применять, то и дело всплывают фразы типа «какой умник это все наворотил?!». Так вот, чтобы таких фраз (иногда справедливых, а иногда нет) было меньше, необходимо быть этим «умником» или по крайней мере быть среди них.

Кстати, в Лондоне ждут усиления нашего участия на всех уровнях: от рабочих групп по конкретным вопросам учета и отчетности до Попечительского совета. Отношение к нам вполне доброжелательное и заинтересованное.

Каким образом российские специалисты могут принять участие в совершенствовании МСФО?

Либо непосредственно: направляя свои предложения через сайт лондонского Комитета и участвуя в соответствующих органах этой организации; либо опосредованно — через различные российские и международные площадки (СРО и иные профессиональные объединения и организации).

Собственно, наш Фонд НСФО и задумывался как та площадка, куда специалисты приходят со своими проблемами, идеями и предложениями. И уникальность этой площадки в том, что, в отличие от профессиональных объединений, здесь представлены (в большей или меньшей степени) и бухгалтерское, и аудиторское, и предпринимательское, и инвестиционное сообщества. Здесь можно формировать консолидированную (или не очень) позицию российского профессионального сообщества, которую мы, через наше представительство, можем доносить напрямую до Лондона.

Еще раз повторю: способствовать участию российского профессионального сообщества в раз-работке и совершенствовании стандартов — это первоочередная задача Фонда. Как говорили классики, «философы прошлого лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его» (Карл Маркс. Тезисы о Фейербахе. — Прим. ред.). Соблюдать и исполнять мы уже умеем (и неплохо), пора участвовать в принятии решений.

Беседовала
Снежана Манько,
главный редактор журнала «КФО.МС»

Также рекомендуем:
  1. 5 советов: как успешно сдать ДипИФР с первого раза!
  2. Отчет о движении денежных средств и денежные коэффициенты
  3. Вознаграждение руководству: раскрытие информации в отчетности по МСФО
  4. Где пройти курсы МСФО в Минске?
  5. Как, отказавшись от самостоятельной управленческой отчётности, планировать по МСФО. Плюсы и минусы. Практика внедрения

Поделиться страницей в соцсетях:

Наши проекты
Мы в соцсетях